Официальная операционная система Северной Кореи

Есть ли в КНДР интернет и кому им можно пользоваться?

Доступ к интернету в КНДР положен только ограниченному кругу высокопоставленных лиц

Вот уже без малого десять лет, как во главе Северной Кореи стоит Ким Чен Ын – третий правитель из семейства Кимов, пришедшего к власти в этой стране почти 75 лет назад. Молодой руководитель показал себя человеком жестким и даже жестоким, но в то же время глубоко рациональным: он, конечно, хочет оставаться правителем КНДР как можно дольше, но при этом не забывает и о развитии страны – хотя первая задача, для него и важнее.

Очень хорошо этот двойной подход (и сохранение власти, и развитие) проявляется в том, как Ким Чен Ын подходит к вопросу контроля информационной среды, имеющему для Пхеньяна огромное значение.

Главная проблема Северной Кореи – это существование процветающей Кореи Южной, население которой говорит на том же языке и формально считается частью той же нации. Если опираться даже на официальные северокорейские оценки, разрыв в уровне ВНП на душу населения между Югом и Севером является двадцатипятикратным – самый большой разрыв в мире между двумя странами, которые имеют общую сухопутную границу.

Этот разрыв – прямая угроза для внутриполитической стабильности в Северной Корее. Если рядовые граждане КНДР в полной мере осознают, до какой степени их страна отстает по уровню жизни от своих соседей, властям будет сложно – а то и невозможно – держать их под контролем. Семья Ким и ее окружение прекрасно это понимают и поэтому с 1960-х проводят уникальную по своей жесткости и систематичности политику информационной самоизоляции страны. Однако при Ким Чен Ыне эта политика приобрела новые и весьма интересные черты.

В былые времена политика информационной самоизоляции сводилась к системе запретов и ограничений на любые контакты с внешним миром – включая, например, такую меру, как запрет владения радиоприемниками со свободной настройкой. Этот запрет подкреплен статьей 185 Уголовного кодекса КНДР, в соответствии с которой прослушивание «враждебных информационных материалов» наказывается лишением свободы сроком до одного года, а при рецидивах – на срок до пяти лет.

Вопреки расхожим представлениям, и мобильные телефоны, и компьютеры у северокорейцев есть

Kyodo News Stills / Getty Images

Однако в середине 1990-х жесточайший экономический кризис нанес по политике самоизоляции мощный удар. Системы контроля над населением в условиях социального хаоса стали работать с куда меньшей эффективностью. А затем Северную Корею наводнили поступающие контрабандой из Китая диски с иностранными (в первую очередь – южнокорейскими) фильмами и телесериалами.

С самого начала Ким Чен Ын не сомневался: для сохранения долгосрочной стабильности систему самоизоляции необходимо восстановить. Однако он также осознает, что решать эту проблему старыми методами невозможно. В свое время его дед, Ким Ир Сен, полагался на запреты, попросту не давал населению доступа к тем видам технологий, которые считал опасными. Однако Ким Чен Ын понимает, что в наше время для достижения экономического роста необходимо использование тех самых информационных технологий, которые представляют собой политическую угрозу.

Поэтому Ким Чен Ын стремится, с одной стороны, внедрять современные информационные технологии, но, с другой стороны, делать это таким образом, чтобы они не могли быть использованы для распространения нежелательной информации. В этом смысле политика КНДР при Ким Чен Ыне похожа на политику современного Китая, однако северокорейское правительство может позволить себе действовать куда жестче – просто в силу специфики существующего в Северной Корее режима.

Вопреки распространенным представлениям, КНДР, несмотря на свою бедность, – страна, где и компьютеры, и сотовые телефоны получили немалое распространение. Около 20% всех северокорейских домохозяйств имеют дома компьютеры – чаще всего ввезенные из Китая подержанные устройства. Кроме того, на руках у граждан около 5-6 млн сотовых телефонов (при общей численности населения в 25 млн человек). Все это происходит при полной поддержке и активном участи властей, которые, однако, делают все, чтобы вырвать у дракона информационных технологий политически ядовитые клыки.

Первой линией обороны стал отказ от «большого» интернета. Доступ во Всемирную сеть в Северной Корее имеют лишь немногие избранные лица из числа высшей политической и отчасти научной элиты, а также некоторые сотрудники спецслужб. Однако это не значит, что внутри Северной Кореи нет никакой компьютерной сети – наоборот, в стране действует и растет сеть «Кванмён», северокорейский интранет, который физически не соединен с глобальным интернетом, хотя и использует те же самые технологии.

Часть имеющегося в «Кванмён» контента перекочевала туда из Всемирной сети. Загрузку эту проводят в организованном порядке сотрудники специальных правительственных учреждений, в задачи которых входит выявление и отбор идеологически безопасного и практически полезного контента.

Все северокорейские компьютеры должны быть зарегистрированы. Их использование контролируется «Управлением 27» в системе государственной безопасности, а также межведомственной «Постоянной группой 109» – последняя создана специально для того, чтобы не допускать распространения в стране электронных материалов иностранного происхождения. Сотрудники компетентных органов регулярно проводят рейды, проверяя зарегистрированные компьютеры. Особое внимание уделяется тому, стоит ли на них операционная система «Пульгын пёль» (ОС «Красная звезда») – вариант старого доброго Linux’а, приспособленный под северокорейские политические нужды.

Операционная система «Красная звезда» отличается рядом интересных особенностей. В частности, пользователь может открыть на таком компьютере только файлы, имеющие одну из двух электронных «подписей». Первый тип подписи выставляется при создании файла и позволяет открыть его на устройстве, на котором этот файл и был создан. Другой тип подписи может быть выставлен на любом файле правительственными учреждениями с помощью специальной программы. Иначе говоря, северокореец может на своем компьютере открыть файл только в двух случаях: если он был создан на этом же компьютере, либо если этот файл имеет официальное цензурное разрешение со стороны властей.

Таким образом, на компьютерах, работающих под операционной системой «Красная звезда», в принципе невозможно для обмена информацией с коллегами или знакомыми использовать флешки и иные внешние носители.

©Ed Jones / AFP / East News

Другая политически полезная особенность северокорейской ОС заключается в том, что она делает регулярные скриншоты, которые хранятся в памяти компьютера. Пользователь имеет к ним доступ, но не может их удалить. Наличие скриншотов позволяет сотрудникам группы 109 и Бюро 27 во время очередной внезапной проверки легко уточнить, чем именно занимались владельцы компьютеров в последнее время – и пользователи, зная, что такая проверка рано или поздно случится, ведут себя разумно.

Одним из результатов внедрения новой системы стало то, что северокорейцы постепенно отказываются от идеологически вредного пристрастия к иностранным фильмам и сериалам. Их по-прежнему можно смотреть на проигрывателях DVD, но, если запустить файл с фильмом на компьютере, то об этом рано или поздно станет известно спецслужбам. А это чревато неприятностями. Вся западная и южнокорейская видеопродукция официально считается «материалами упаднического и непристойного содержания», а просмотр таких материалов, в соответствии со Статьей 184 Уголовного кодекса, наказывается лишением свободы на срок до одного года (при рецидиве – до пяти лет).

Понятно, что продвинутые пользователи могут обойти эти ограничения – например, установив на компьютер несколько ОС. Однако продвинутые пользователи по определению составляют меньшинство. Да и далеко не все из них готовы идти на риск, так что в целом системы компьютерной безопасности работают достаточно эффективно.

Контролируются властями и сотовые телефоны – в первую очередь, смартфоны, которые в последние годы быстро распространяются в КНДР. Эти смартфоны изготовляются китайскими фирмами по северокорейским заказам и, соответственно, с северокорейской маркировкой и корейскими надписями – так что официально полагается считать, что они произведены в стране. Впрочем, программное обеспечение там – исключительно местное, ибо северокорейцы достаточно подозрительно относятся к китайскому софту, полагая, что в нём могут присутствовать опасные закладки.

В КНДР смартфон в принципе невозможно использовать для звонков за границу. Установленная там операционная система также не разрешает открывать файлы без упомянутых выше «подписей». Правда, власти пока не определились насчет того, как следует относиться к обмену фотографиями в формате jpg – соответствующую функцию на смартфонах в КНДР то отключают, то опять включают.

Руководство КНДР стремится создать такие условия, чтобы в стране распространялись современные информационные технологии, но при этом не создавали бы серьезных политических угроз – в первую очередь не открывали бы доступ к неотцензурированной информации о внешнем мире.

Спору нет, подобный подход к развитию информационных технологий неизбежно снижает их экономическую эффективность. Однако в том положении, в котором сейчас находится северокорейская политическая элита, заботы об экономической эффективности неизбежно отодвигаются на второй план, в то время как главной остается забота о сохранении стабильности страны и режима.

Результаты северокорейского эксперимента могут иметь глобальное значение. Еще относительно недавно считалось, что по мере развития компьютерных технологий информация начнет повсеместно свободно циркулировать, а это в свою очередь с неизбежностью приведет к краху диктатур. Однако Ким Чен Ын взялся доказать, что самый жесткий авторитарный режим способен существовать, поставив эти самые технологии себе на службу. Впрочем, эксперимент только начинается, и о результатах его говорить еще рано.

История развития национальной операционной системы КНДР Red Star

В последнее время в России все чаще говорят о необходимости создания собственной операционной системы. Правительственные чиновники объясняют это тем, что существующие настольные ОС — Windows и OS X, разрабатываются в США, а значит, с их помощью американские спецслужбы могут отслеживать работу российских чиновников и простых граждан.

Для того, чтобы в наше время создать собственную национальную ОС, нужно брать в пример Северную Корею с ее Red Star OS. О том, что представляет из себя «Красная звезда» и как она устроена, мы сегодня и поговорим.

Как Red Star OS оказалась в публичном доступе

Мы очень мало знаем, что в действительности происходит в изолированной от внешнего мира Северной Кореи. Вся информация которая у нас есть, собрана небольшим количеством иностранных гостей, которые решили поделиться впечатлениями по прибытию на родину, а также отчасти благодаря техническому прогрессу, который и способствует просачиванию информации за пределы страны.

Читайте также:  Acronis True Image 2020

Существует мнение, что первая версия Red Star OS увидела свет в далеком 2003 году. Но внешний мир имел представление об Red Star только в виде шуток, которые гуляли в то время по Сети. Продлилось это не долго, пока русский студент по обмену Михаил не купил несколько загрузочных дисков с версией 2.0 в Пхеньяне и успешно слил их в интернет по возвращению домой.

Позже было обнаружено, что Red Star не был написан с нуля, а являлся доработанной системой Red Hat Linux и использовал рабочее окружение KDE 3. Немного позднее в этом году, в Сеть утекла и третья редакция OS с помощью Американского компьютерного ученного, который был приглашен в качестве лектора в Пхеньянский университет науки и технологии. Во второй и в третьей редакции Red Star OS были вырезаны все языки кроме корейского, но это не помешало разобраться в навигации человеку который хорошо знаком с логикой Linux.

Минимальные требования у «Красной звезды» оказались довольно низкими и OS будет нормально работать даже на простеньком нетбуке с такими минимальными параметрами: 800 МГц процессор Pentium III с 256МБ оперативной памяти и 3 Гб места на жестком диске.

Такие низкие системные требования обусловлены тем, что Северная Корея не способна сама производить более мощные компоненты, а импорт в страну запрещен в связи с международным эмбарго.

Ситуация с запуском приложений на «Красной звезде» решена довольно легко при помощи Wine, который позволяет после несложных манипуляций запускать Windows-приложения. Также в комплект поставки входят такие приложения как OpenOffice, инженерный калькулятор, антивирус и довольно простые игры.

Рабочий стол

Элементы государственной пропаганды присутствуют практически во всех элементах операционной системы, включая местный Календарь, который впервые был представлен в 1997 году и гласит, что первый записанный день в истории 15 апреля 1912 — рождение Ким Ир Сена.

Обои рабочего стола в Red Star OS вообще отдельная тема для разговора, на которых видна и сельская местность, и пушки, стреляющие с заснеженных склонов. Естественно, сцена с артиллерией наверняка была сделана при помощи Photoshop, ведь все пушки выглядят совершенно одинаково.

Хорошо освещенная сельская местность на фото — просто миф, ведь всем известно, что в некоторых районах Пхеньяна электричество доступно всего 1 час в сутки и только ночью.

Также на фото можно увидеть фермы с работающими тракторами. Но на самом деле встретить трактор в сельской местности Северной Кореи просто счастье, ведь в большинстве случаев, фермерам приходится довольствоваться подручными инструментами, а у самых богатых в распоряжении есть бык (вот это да).

Однако главным достоинством Red Star OS является не пропаганда, а дополнительная возможность шпионить за деятельностью своих граждан.

Благодаря тому, что ОС построена на базе Linux, правительство может отслеживать непосредственно каждую строку кода во всех приложениях, а также знать о всех выполненных действиях.

Правительство КНДР может отслеживать непосредственно каждую строку кода во всех приложениях, а также знать о всех выполненных действиях

Заявления подкрепляются выводами исследователей в области науки и техники Института Южной Кореи. По сообщениям Korea Times, после тщательного анализа Red Star OS 2.0 было обнаружено, что программное обеспечение в основном предназначена для мониторинга поведения своих граждан и контроля предоставленной им информации.

Будущее государственных операционных систем

Никто не знает почему была создана Red Star OS, ведь можно было воспользоваться любым доступным Linux дистрибутивом, но в правительстве Северной Кореи посчитало иначе. Возможно, это связано с тем, что в то время такие решения были популярны в странах Азии и многие создавали собственные сборки ОС, например в Китае была создана Red Flag, а в Японии вообще 3 различные версии.

Единственный ключ к причине создания Красной звезды был найден в readme-файле, который ясно указывал на то, что была задача построить систему на базе Linux «с традиционным корейским стилем».

В мировом сообществе бытует мнение, что руководители Северной Кореи, наконец, пришли к выводу, что придется дать больше свободы своим гражданам и сделать свое общество более открытым, ведь у закрытого общества в 21 веке нет даже и шансов на выживание в мире, основной валютой которого является информация, и экономическое и политическое состояние страны зависит именно от того, как эта информация подается.

Вот что говорит один из исследователей КНДР:

«Им сложно найти баланс. Я думаю, что они хотят реализовать эффективность современных технологий, но современные технологии позволяют эффективно и легко обмениваться информацией, а как известно информация является самым большим врагом северокорейского режима.

Дело в том, что правительство Северной Кореи лжет своим людям так долго, что если вы захотите рассказать им правду, то донести её до них будет очень трудно».

Возможно, правительство Северной Кореи рассматривает модель цензуры, которая распространена на территории Китая и в будущем планирует дать свои гражданам немного больше свободы в интернете, но ограничить своих пользователей от ряда социальных сетей, а также создадут свою поисковую систему и Firewall.

hanber

hanber

ПОЛАГАЯСЬ ЛИШЬ НА СЕБЯ


Корейский компьютерный центр (KCC), главный провайдер программного обеспечения в Пхеньяне, начал разработку Red Star примерно десять лет назад. Версии 2.0 уже около трех лет, а версия 3.0 вышла в середине прошлого года.

Пользователи за пределами Серверной Кореи получили шанс взглянуть на Red Star Linux 3.0 благодаря Уиллу Скотту – преподавателю компьютерных наук, который провел семестр в Пхеньянском научно-техническом университете. Ученый рассказал, что он приобрел операционную систему Red Star Linux 3.0 у дилера KCC в столице Серверной Кореи, и предоставил скриншоты платформы без каких-либо изменений.

В то время как большинству граждан Серверной Кореи закрыт доступ к Интернету, в стране существует глобальная сеть Интранет, в которую можно выйти из учебных заведений и библиотек. Интранет предлагает web-сайты местных университетов, где пользователи могут найти разнообразные образовательные материалы, такие как PDF-версии книг и научных работ, а также политическую пропаганду.

Для выхода в Интранет операционная система Red Star Linux содержит web-браузер, основанный на Mozilla и известный под названием Naenara, что в переводе с корейского значит «Моя страна». Кроме того, Red Star включает в себя копию Wine – приложения Linux, предоставляющего среду для запуска программного обеспечения Windows.

Итак, в Северной Корее на компьютеры устанавливают специальную сборку Linux «Красная звезда». Раньше дизайн её интерфейса походил на Windows, но специалисты из Корейского компьютерного центра, который разрабатывает ОС, изменили свои предпочтения.

Red Star Linux теперь очень сильно напоминает Mac OS X. Систему начали разрабатывать около десяти лет назад на базе Red Hat Linux — популярной сборки ОС, которую создаёт одноимённая американская компания. Мир узнал о «Красной звезде» в 2010 году, когда российский студент, обучающийся в Университете Ким Ир Сена, опубликовал её в Сети.

Вот как выглядела её вторая версия:

Теперь же мы можем ознакомиться с третьей версией благодаря американцу Уиллу Скотту, который выступал с лекциями в Пхеньянском научно-техническом университете в конце 2013 года. Похоже, её выпустили в прошлом году. По его словам, он купил систему в магазине в Пхеньяне и не вносил в неё изменений. Все скриншоты свидетельствуют о том, что разработчики попытались сделать её похожей на Mac OS X настолько, насколько это возможно.

North Korea’s Red Star OS goes Mac

Poor Microsoft. It seems North Korea doesn’t like the traditional Windows-look anymore.

The latest version of the country’s home-grown operating system, Red Star Linux, has been restyled and ships with a desktop that closely resembles Apple’s Mac OSX. The previous version was based on the popular KDE desktop that mimicked that of Windows 7.

Red Star Linux was developed by the Korea Computer Center (KCC), a major center of software programming in Pyongyang, and is based on Linux, the open-source operating system originally developed by Linus Torvalds.

Open-source software is offered to the world under a license that allows anyone to adapt and modify the program and that’s what North Korea began doing around ten years ago. Its base appears to have been Red Hat Linux, a popular version of Linux that’s offered by a company based in Raleigh, North Carolina.

Red Star first became widely available outside of North Korea around 2010 when a Russian student who was studying at Kim Il Sung University posted it on the Internet.

This is what version 2.0 looked like:

Now, thanks to Will Scott, an American computer scientist who was lecturing at Pyongyang University of Science and Technology at the end of 2013, we can see version 3. It was apparently released earlier in the year.

Scott says he purchased the software from a KCC retailer in southern Pyongyang and hasn’t made any modifications to it.

What you see is what North Koreans see when it’s installed.

First, a couple of screens that are seen when the OS is installed and started.

If you’re a Mac user, some of these screens might appear a little familiar. Here’s one for setting the time zone of the computer and anther for setting the desktop background image.

Here’s the file manager:

And this is what the email, terminal app and productivity apps package look like:

Like the previous version of Red Star, the latest version 3.0 includes Wine. That’s a package that allows Windows software to be run under Linux.

It should be noted that it’s not just North Korea that has moved on from the traditional look and feel of Windows. Microsoft itself dumped the interface with the launch of Windows 8, a new version better adapted for touchscreen and tablet PCs that attempts to reinvent the way people interact with its operating system.

В Северной Корее представили собственный смартфон нового поколения

Хотя КНДР не слишком известна как производитель электронного оборудования, в стране периодически разрабатываются различные гаджеты местных производителей. Недавно в интернет утекли подробности о новой модели северокорейского смартфона, предназначенного для внутреннего рынка. Инсайдеры также опубликовали качественные изображения, раскрывающие особенности дизайна устройства с экзотическим названием Kindalai 7.

Читайте также:  CollageIt — бесплатная программа для создания коллажа из фото

Опубликованные в сети фотографии новинки демонстрируют предположительно бюджетную модель с каплевидным вырезом для селфи-датчика, двойной основной камерой и сканером отпечатков пальцев на задней крышке корпуса. По данным северокорейским СМИ, новинка разработана компанией Wanjingtai Information Technology, в штат которой входят «талантливые и первоклассные специалисты в сфере мобильного оборудования, разработки операционных систем, биометрических технологий и разработки игрового программного обеспечения».

По заявлению производителя, Kindalai 7 оснащён современной технологией биометрической аутентификации с возможностью распознавания лица и голоса пользователя. Также заявлена функция виртуального ассистента, способного распознавать команды и осуществлять трансляцию речи в текст. Работает новинка под управлением фирменной операционной системы — по слухам, созданной на базе Google Android.

Подробные технические характеристики и стоимость нового северокорейского смартфона не сообщаются.

146 комментариев

Молодцы, своё выпустили.

Explay831,
Пока рано хвалить. Не факт, что это не распил бюджета. У нас же тоже есть “свой” MIG супер смартфон за 90к рублей и созданный исключительно для перераспределения бюджетных средств в пользу крайне узкого круга лиц

LanzaDrinza,
Сравнил коррупционную капиталистическую систему и советскую.

bladerdenis,
Советская была не менее коррупционной. А если пересчитать те рубли, что находили в сейфах и подвалах в 60-70х на современные, то нынешние полковники просто детьми могут оказаться.

ater effigies,
Чего. На большее мозгов не хватает? Должность директора магазина до 30 тыс. тогда стоила

Корейцы будут выезжать в соседний Китай, чтобы им попользоваться в полной мере 🙂
Выехал, запили посты в инсте, лайки всем поставил, схавал бигмак с колой и поехал обратно домой, главное в поезде по дороге довольное хлебало изменить на грустное, чтоб не расстреляли

Demax000,
Ох уж эти фантазии школьников.

Arb4,
ох уж эти диванные аналитики с 4пда – везде видят свое отражение.

Demax000,
и то за китайский фаерволом

disya1,
в подвалах то прятали может, да вот тратить боялись, а сейчас яхту купил, и надо уже новую кучу денег, все больше и больше

disya1,
Что б уничтожить корупцию чисто в Кндр, то всю наличку в топку, создать банк с безнал расчетами и онлайн трекингом высших лиц и т.д. большой брат короче.

disya1,
Миллионы советских рублей ,на которые в 60ые-70ые можно было купить только картошку и то простояв в очереди. В союзе все хорошее продавалось исключительно по блату и по очереди.

Nikearmavir,
Какая разница, что они делали с наворованным? Речь о коррупции. А сейчас, когда находят целые подвалы, забитые наличкой? Так же и лежит как и при совке.

Nikearmavir,
Ха–ха–ха! Откуда такие знания?
Ха–ха–ха. Это все злые коммуняки…

disya1,
Какая чушь. Вам сколько лет? Наверное, Вы родились в 90-х или в 2000-х.

кин.,
ага, как раз школе проходим по истории. Вам интернет накуя олухам?

bladerdenis,
Северная Корея входит в топ 10 самых коррумпированных стран если че.

frumpel88,
А кто оценивал то это?

bladerdenis,
РФ оценивала. Честно, откуда вы такие беретесь?

fatum2002,
Капиталисты всегда будут оценивать так.

fatum2002,
Это любители КНДР, правда только в интернете. Предложи им поменяться паспортом с обычным жителем КНДР – они сразу включат заднюю.

bladerdenis,
Клим Саныч, я вас категорически приветствую))

bladerdenis,
А в чем принципиальная разница? 🙂

bladerdenis,
Во-первых, в России не капитализм, а феодализм. Капитализм на западе. Во-вторых, в Северной Корее нет никакой “советской” системы, там такой же феодализм, с совковым лицом. У меня подгорает от подобных инфузорий одноклеточных, совковых. И ведь из подобных амёб состоит весь наш народ, который легко одурачивать. Поэтому и живём в Мордоре.

Frу Нuntеr,
Езжай на запад, выучишься там отличать феодализм и капитализм.

bladerdenis,
там как раз таки поймёшь, что лучше работать на бизнесмена, чем царька с амбициями генсека совка)

StirlizZ-Fapicon,
Я вас услышал.

Frу Нuntеr,
В РФ не феодализм, а обыкновенная клептократия, что в общем то, не сильно лучше.

bladerdenis,
любая система эксплуатирующая своих жителей является коррупционной, что корея с семьёй ким отдыхающей в японии, что совок с множеством номенклатурных дач и торговлей из-под полы

LanzaDrinza,
Смарты как смарты. С некоторыми конструкционными дополнениями для промышленного использования. Наши ещё по вполне адекватному ценнику идут.
Вы бы ещё искробезопасные вспомнили

LanzaDrinza,
Ты спишь и видишь как пилят )))

LanzaDrinza,
“MIG супер смартфон за 90к”
ты не путай массовый ширпотреб и корпоративные устройства с кучей сертификатов и с софтом подогнанным под конкретную задачу

LanzaDrinza,
Может хватит переживать за чужую страну?) я так понимаю, что вы и ваши коллеги моментально определяют распил бюджета по названию страны)

Explay831,
они только ракеты могут выпускать! По идее, и смарт должен быть со встроеной ракетой

BIS999,
подождите, а как же гранатометы для расстрела встроенные?

borjus,
а может и есть там гранатомет. позвонят в нужное время и привет.

,
Её объехать невозможно, а ты говоришь обойти.

wolfhound81,
А зачем объезжать, пусть дикой остаётся

,
Лучше быть диким, чем ручным.

wolfhound81,
Так России дико ручные, а в Корее счастливые, даже рыбак пойманные не хотят эмигрировать в ЮК

,
Дико ручные это те кто под внешним управлением.

wolfhound81,
Что за ауешный комментарий?

Roma_Rimanez,
С ауешниками не общаюсь, тебе видней.

wolfhound81,
Ага, страна – дикая, а народ – ручной! Нестыковочка, однако

Global07,
Дикая она только для тех кто у пана с ладошки кушает.

Explay831,
Самсунг здорового человека (южного корейца), Самсунг курильщика (северного корейца) =)

Explay831,
В Китай тоннель прокопали.

urijm,
зачем? у них с длина границы с: Китаем — 1 416 км, Южной Кореей 238 км, Россией 19 км

no_name8914,
Так на границе таможня, а через тоннель можно без лишних проволочек бесперебойную поставку Kindalai 7 из Китая наладить.

urijm,
ага, в северной корее.

Explay831,
Не надо слепо верить в роллтон на ушах

Explay831,
У них Китай под боком. Они ничего не изобретают, а заказывают в Китае и лепчт свой шильдик. А своего там только ПО на этих смартфонах.

Explay831,
Откуда вы знаете, что свое, если у вас 0 информации о компонентах?

Explay831,
Свой?)))) перепак от соседней страны.

Explay831,
Однако предыдущие образцы смартфонов из КНДР были полным “заимствованием” неких моделей китайских устройств. Удивлюсь, если и в основе новых аппаратов не-ARM процессоры, дисплеи, микросхемы памяти собственной разработки .

Explay831,
Сильно сомневаюсь. С нуля сделать такой смартфон нельзя.
Заказали у китайцев полюбому

Explay831,
как-то очень похоже на BQ6040L=)

Ну, по крайней мере, закладок от АНБ там нет точно.

dullish,
За то закладка от ына обеспечена

kbrastik07,
Ты так говоришь, как будто что-то плохое.

Что можно перенять у разработчиков северокорейской ОС Red Star

По словам Флориана Груно и Никлауса Шиза из немецкой компании по IT-безопасности ERNW, подвергших детальному изучению последнюю версию операционной системы Red Star от 2013 года, копию которой они получили за пределами Северной Кореи, за десять лет правительству КНДР удалось создать на базе Linux полноценную ОС, большую часть кода которой действительно контролирует правительство.

Интерфейс системы похож на Mac OS, слабость к которым, судя по фотографиям, испытывает Ким Чен Ын, а также проявлял его покойный отец Ким Чен Ир. Она призвана заменить Windows XP, которая в настоящее время является наиболее распространенной операционной системой в стране.

Red Star обладает собственной системой шифрования файлов, разработанной корейскими программистами, а также функциями защиты собственной целостности: при попытке внести изменения в настройки, отключить антивирус или файервол система выдает сообщение об ошибке и перезагружает компьютер. Это должно обезопасить пользователей корейской операционной системы от интернет-слежки западных спецслужб.

Кроме того, Red Star должна помочь взять под контроль набирающее обороты движение по подпольному обмену файлами с западными фильмами, музыкой, книгами и другими текстами при помощи USB-накопителей. Северокорейские компьютерные сети изолированы от интернета, а через интранет пользователи могут попасть только на разрешенные правительством северокорейские сайты и веб-сервисы, поэтому флешки остаются единственным способом обмена подобной информацией между пользователями.

Почему вырастет цена на интернет

Система Red Star при попадании файлов на жесткий диск или при подключении USB-накопителя к компьютеру добавляет к ним сервисную информацию, позволяющую отслеживать источник файла и его движение от пользователя к пользователю. Таким образом, власти могут установить распространителя запрещенной на территории страны информации.

Нечто подобное в России в феврале 2015 года предлагали создать Российский союз правообладателей (РСП) под руководством Никиты Михалкова и Минкульт России. Предложение заключалось в ведении так называемого налога на интернет, который должен был включаться провайдерами в стоимость интернет-доступа и отчисляться в РСП, который затем должен был распределять деньги между правообладателями на основе учета передачи файлов, содержащих интеллектуальную собственность того или иного правообладателя через интернет-каналы.

Инициатива была отклонена администрацией президента России на основе заключения отраслевого экспертного сообщества, заявившего, что создание системы глубокого анализа интернет-трафика такого уровня и внедрение ее у операторов связи потребует неадекватных затрат, да и просто невозможно в условиях распространения сильного шифрования практически всего интернет-трафика.

Тем не менее возможность распространения операционной системы, маркирующей все находящиеся на компьютере файлы и отсылающей информацию о них в облако, может снова поднять этот вопрос.

В России уже разработано несколько версий операционных систем на базе Linux для военных нужд и применения в государственных органах, где требуется обеспечивать повышенный уровень информационной безопасности.

Минобороны раскошелится на Linux

В 2014 году вышла в бета-тестирование защищенная операционная система «Лаборатории Касперского» для объектов критически важной инфраструктуры, таких как АЭС.

В сентябре этого года Объединенная приборостроительная корпорация объявила о том, что новое семейство операционных систем и система управления базами данных «Заря» прошли испытания и готовы к серийному выпуску. «Заря» является защищенной версией открытой операционной системы Linux и предназначена для работы с секретной информацией и персональными данными.

О разработке защищенной мобильной операционной системы для смартфонов, предназначенных для государственных органов, на форуме «Интернет-экономика», прошедшем 21 декабря в Москве, заявила генеральный директор InfoWatch Наталья Касперская.

Читайте также:  Работа с PDF файлами в программе PDF Shaper

Впрочем, ведущий вирусный аналитик ESET Russia Артем Баранов считает, что подобная система вряд ли может серьезно рассматриваться для решения задач борьбы с киберугрозами.

«Эту меру уже охарактеризовали как параноидальную, — говорит эксперт. — Операционная система Red Star открывает возможности шпионажа за активностью пользователя, которые можно назвать чрезмерными. Подобные механизмы не должны входить в состав ОС, поскольку они не нужны ни частным, ни корпоративным пользователям. Возможно, подобные потребности есть у стратегически важных госучреждений».

«Дубинки» и «пряники» российского IT

Что касается интеллектуальной собственности правообладателей, то важно понимать, на каком уровне должно осуществляться отслеживание интеллектуальной собственности, считает Баранов.

«Никто не будет добавлять в операционную систему специальный механизм, помечающий файлы, — это можно воспринимать как прямое вторжение в частную жизнь пользователя», — говорит эксперт.

Речь может идти только о создании закрытого стандарта мультимедийных файлов и их воспроизведения только с помощью специальных средств. В этом случае мультимедийные файлы пользователя будут привязаны именно к нему, вне зависимости от местонахождения.

Как устроен интернет в Северной Корее. КНДР глазами Андрея Ланькова, часть V

The Insider продолжает цикл очерков Андрея Ланькова, профессора университета Кунмин в Сеуле, недавно вернувшегося из КНДР. В этой части цикла речь пойдет о том, как устроен северокорейский интернет и как КНДР развивает новые технологии.

Многие иностранцы отправляются в Пхеньян в полной уверенности, что они едут в бедную и дикую страну, эдакую «Африку с холодной погодой». Они бывают удивлены не только чистотой и порядком на улицах, но и тем, как много в Северной Корее всяческой бытовой электроники.

Одним из главных символов Северной Кореи времён Ким Чен Ына стал сотовый телефон. Телефоны появились в КНДР в конце 2008 года. Строго говоря, была попытка ввести сотовую связь и раньше, но закончилась она в 2004 году запретом и конфискацией большинства телефонов (высшему начальству несколько сотен трубок тогда решили оставить).

Примерно две трети северокорейских семей имеют по меньшей мере один сотовый телефон

Сейчас в Северной Корее почти 5 млн сотовых телефонов — по крайней мере, так говорит официальная статистика. На практике мы имеем дело с пресловутой «лукавой цифрой»: северокорейская система тарифов устроена таким образом, что за время, превосходящее щедрый базовый лимит, приходится платить очень дорого. Поэтому многие северокорейцы предпочитают иметь два или даже три телефона, немало экономя таким образом на плате за разговоры. По правилам у одного гражданина КНДР может быть только один сотовый телефон, но на практике обойти этот запрет несложно — достаточно заплатить скромную сумму какому-нибудь знакомому или дальнему родственнику, который согласится выступить в качестве подставного лица. Поэтому реальное количество пользователей сотовой сети — примерно 3,5 млн, то есть примерно две трети северокорейских семей имеют по меньшей мере один сотовый телефон. Немалой популярностью пользуются и компьютеры — в основном, ввезённые из Китая и чаще всего купленные по минимальной цене как б/у. В Пхеньяне сейчас они есть в подавляющем большинстве домохозяйств.

Казалось бы, такое распространение современных информационных технологий должно беспокоить северокорейское руководство, которое отлично осведомлено о дестабилизирующей роли, которую средства связи сыграли в недавнем прошлом (достаточно вспомнить «арабскую весну»). Однако Ким Чен Ын и его окружение, осознавая опасность, всё-таки решили не идти по пути наименьшего сопротивления и не стали вводить примитивные запреты. В северокорейском руководстве понимают: без развития информационных технологий невозможно добиться экономического роста. Поэтому в последние годы власти Северной Кореи занимают весьма оригинальную позицию: с одной стороны, поддерживают их распространение, а с другой — пытаются взять их под контроль.

В этой кампании особую роль играет созданная в Северной Корее компьютерная операционная система «Пульгын пёль» («Красная звезда»). Строго говоря, это северокорейский вариант Linux, разработанный, в первую очередь, для того, чтобы облегчить властной верхушке контроль за доступным простонародью контентом.

Сейчас северокорейские власти ведут активную кампанию за то, чтобы сделать «Пульгын пёль» обязательной операционной системой всех северокорейских компьютеров. С мобильными устройствами им это в целом удалось: поскольку телефоны, планшеты и прочие устройства продаются с предустановленной операционной системой, все северокорейские мобильники и планшеты работают на «Пульгын пёль». С ноутбуками и стационарными компьютерами ситуация, однако, пока выглядит иначе.

В Северной Корее компьютеры в обязательном порядке подлежат регистрации в полиции. Ещё на заре компьютеризации, в 2004 году, в КНДР была создана так называемая «группа 109» (намёк на 9 октября, день, когда Генералиссимус Ким Чен Ир отдал указание о её формировании). «Группа 109» контролирует северокорейские компьютеры и их пользователей. При этом полиция не просто имеет право, но и обязана время от времени появляться в домах, обитатели которых пользуются зарегистрированными компьютерами, и проводить там внезапные проверки того, как используются идеологически опасные машины. Таким образом они пытаются предотвратить просмотр опасного и идеологически вредного контента — например, южнокорейских фильмов.

Полиция обязана время от времени внезапно приходить домой к владельцам зарегистрированных компьютеров и проверять, как они ими пользуются

Кроме того, владелец компьютера должен показать полицейским, установлена ли на устройстве политически правильная операционная система «Пульгын пёль». Полагаю, северокорейские владельцы компьютеров волей-неволей переключатся на использование «Красной звезды» в ближайшем будущем.

«Пульгын пёль» обладает рядом особенностей — по сути, её можно назвать операционной системой-сыщиком. Во-первых, компьютер, оснащённый ею, не открывает текстовые или медиафайлы, если они созданы на других компьютерах и при этом не снабжены т.н. «подписью» (signature), то есть специальной меткой, которую на файл в нормальной ситуации могут поставить только компетентные органы. На практике это ограничение создаёт пользователям немалые неудобства — например, не дает ознакомиться с самым безобидным текстом, который был создан на другом компьютере. Обмениваться информацией с помощью привычных нам флешек-USB в «Пульгын пёль» нельзя. Собственно говоря, именно к этому — к ограничению возможностей копирования и распространения информации изначально и стремились создатели северокорейского Linux.

Впрочем, невозможность обмена политически безобидной (и тем более экономически полезной) информацией воспринимается властями как проблема, требующая решения. Решением проблемы, видимо, должны стать внутринациональные, строго замкнутые на Северную Корею и легко контролируемые властями системы обмена файлами. В недалёком будущем через такие системы северокорейцы смогут обмениваться файлами свободно, но вот сами файлы при этом будут полностью доступны всевидящему оку цензора.

Кроме того, время от времени операционная система «Пульгын пёль» делает скриншоты, которые сохраняются в её памяти неопределённое время. Самостоятельно удалить их, равно как и историю своих действий, пользователь не может. Зато, как легко догадаться, и к скриншотам, и к истории может легко получить доступ сотрудник полиции.

Время от времени операционная система делает скриншоты, которые сохраняются в её памяти. Пользователь к ним доступа не имеет. В отличие от полиции

Понятно, что привычного нам интернета, Всемирной Сети, в Северной Корее нет — точнее, он доступен очень небольшому кругу особо привилегированных людей, в том числе сотрудникам спецслужб и высшим чиновникам. Для простых смертных существует общенациональная северокорейская сеть, своего рода интранет национального масштаба, который известен как сеть Кванмён.

По своей структуре сеть Кванмён не очень-то отличается от интернета, и разработана на основе тех же технологий, что и «большой Интернет», но при этом является сетью сугубо локальной и с мировой сетью физически никак не связана. Некоторые из имеющихся в сети Кванмён сайтов на практике были загружены туда из «большого» интернета, однако произошло это лишь после того, как идеологически подкованные цензоры внимательно ознакомились с их содержанием и пришли к выводу, что оно полезно для повышения научно-технического уровня страны, но в то же самое время не представляет никакой идейно-политической угрозы. Вдобавок, в исследовательских центрах практикуется поиск информации во всемирной сети под заказ: имеющие соответствующий допуск учёные-цензоры, получив формальный заказ от своих не столь политически надёжных коллег, ищут для них материалы по темам их научных работ. Впрочем, большая часть контента в северокорейской сети Кванмён — местного, северокорейского, происхождения.

Имеющие допуск учёные-цензоры, получив заказ от своих не столь политически надёжных коллег, ищут для них материалы по темам их научных работ в интернете

По большому счёту, можно сказать, что вся эта система работает очень даже неплохо. Еще несколько лет назад многим иностранным наблюдателям казалось, что распространение компьютеров и информационных технологий в Северной Корее в перспективе поставит внутриполитическую стабильность страны под угрозу. Однако сейчас с каждым днём становится всё очевиднее, что Ким Чен Ын и его советники в очередной раз добились своего: компьютеров и мобильников в стране всё больше, а вот доступного запрещённого контента — всё меньше. В первую очередь это относится к южнокорейским фильмам и программам, которые в последние 15–20 лет активно ввозились в Северную Корею контрабандистами. За последние 3–4 года сильно снизился уровень знакомства северокорейцев и с современной южнокорейской эстрадой, и с современными южнокорейскими телесериалами. Причина ясна: благодаря трудам «групп 109» доступ к этому контенту сейчас оказался существенно затруднён.

Конечно, человек с компьютерным образованием и готовностью рисковать может легко обойти все эти системы защиты. Однако опыт показывает, что людей с таким образованием (и такой готовностью) не так уж и много, в то время как для рядового пользователя меры эти являются труднопреодолимым барьером.

Ким Чен Ын, кажется, создаёт самую изолированную в мире — но при этом в целом относительно современную — информационную среду. Подход его к информационным технологиям является едва ли не самым концентрированным выражением политики «реформ без открытости». С одной стороны, Ким Чен Ын и северокорейская элита не препятствуют распространению в стране информационных технологий (более того, элита этому распространению даже во многом способствует). С другой стороны — принимаются все меры для того, чтобы эти технологии работали на решение тех задач, которые перед страной поставила политическая элита, а не вели к распространению нежелательного (с точки зрения той же элиты) образа мыслей.

Предыдущие части этого цикла:

Также читайте исторический цикл Андрея Ланькова о Северной Корее:

Ссылка на основную публикацию